Новости отрасли

Новости отрасли29.05.2024

Айнур Соспанова: Необходимы четкие правила функционирования рынка двусторонних договоров

Система двусторонних контрактов PPA в Казахстане может стать альтернативой аукционам по отбору проектов возобновляемых источников энергии. Для полноценного функционирования нового механизма необходимо разработать четкие законодательные правила.

Корпоративные двусторонние контракты РРА выступают одним из инструментов рынка возобновляемых источников энергии, который широко используется во всем мире. Несмотря на отсутствие законодательной конкретики для участников рынка, бизнес проявляет высокий интерес к заключению корпоративных договоров.

«Потенциал развития двусторонних контрактов в Казахстане еще выше, чем потенциал реализации проектов через Единого закупщика. Актуальная климатическая повестка стимулирует крупных потребителей покупать экологически чистую энергию. Плюс компании задумываются о том, что без соответствия политике ESG их конкурентоспособность будет падать. Сегодня схема двусторонних контрактов не отрицается, но и не поддерживается. Нам необходимы четкие правила функционирования рынка двусторонних договоров, которые бы урегулировали вопросы взаимодействия между крупным потребителем и объектом ВИЭ, реализующим проект под нужды покупателя», – отметила председатель Правления Ассоциации ВИЭ «Qazaq Green» Айнур Соспанова в ходе круглого стола, организованного в рамках проекта GIZ «Развитие потенциала в области климатической политики в странах Юго-Восточной и Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии (CDCP).


Практика заключения двусторонних договоров широко применяется во всем мире. Как сообщил руководитель департамента энергетики Global Factor Consulting Крейг Мензис, благодаря новому механизму за последние восемь лет объем ввода мощностей ВИЭ в Европе вырос с 5 до 46 гигаватт. На территории ЕС отмечается отчетливая тенденция увеличения двусторонних контрактов.

«Система двусторонних контрактов очень популярна в ЕС. К примеру, в Финляндии около 85% всех поставок энергии занимают договоры PPA. С 2022-2023 годов в Европе повышенный спрос к новому механизму проявляют именно крупные компании. С изменением геополитической ситуации многие из них стали задумываться о том, чтобы взять в свои руки заключение договоров. Технологические компании, data-центры Amazon, Meta, Google подписывают большие контракты на приобретение энергии напрямую у поставщика. Среди нефтегазовых и химических компаний также высоко востребована чистая электроэнергия», – поделился последними данными Крейг Мензис.

Зеленый курс ЕС актуален и для Казахстана. Между нашими странами действует Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве, которое охватывает широкий спектр направлений и совместных инициатив. В этой связи реализация двусторонних контрактов может стать эффективным инструментом выполнения обязательств по декарбонизации нашей экономики.

По данным директора департамента развития национальной электрической сети АО «KEGOС» Жениса Дюсенова, в Казахстане наблюдаются достаточно высокие темпы ввода альтернативных источников энергии. В 2023 году доля источников ВИЭ в общем энергобалансе выросла на 30%. Глава департамента также сообщил о завершении крупного исследования казахстанского рынка электроэнергии, в котором учитывались инициативы по развитию генерации традиционных и возобновляемых источников энергии.

«Мы видим, что структура энергобаланса меняется. На рынок заходит новый вид энергии – ВИЭ. Планы по развитию национальной электросети и генерации в целом направлены на то, чтобы обеспечить балансовую устойчивость энергосистемы. Мы за то, чтобы энергосистема при интеграции любой технологии типа ВИЭ оставалась сбалансированной. Это требует мероприятий по наращиванию маневренной генерации, оснащения объектов ВИЭ системами регулирования», – считает представитель системного оператора.

При этом Женис Дюсенов акцентировал внимание на необходимости качественного прогнозирования выработки энергии. Он также сообщил, что его ведомство готово участвовать в совместной с Ассоциацией ВИЭ «Qazaq Green» разработке подзаконных актов.

В ходе круглого стола представители промышленных предприятий подняли проблему функционирования ВИЭ после 2029 года, когда завершится период действия контрактов с Единым закупщиком энергии – Расчетно-финансовым центром по ВИЭ. Предполагалось, что предприятия смогут выходить на свободный рынок. Еще один вопрос, который интересовал бизнес, – это возможность заключения двусторонних контрактов в случае, если предыдущий договор РРА был расторгнут по инициативе потребителя.

«Когда в 2014 году стали заключаться первые РРА-контракты, предполагалось, что они будут работать на свободном рынке после 2029 года. Сегодня свободного рынка нет, свободного единого закупщика – тоже. Получат ли предприятия возможность работать по двусторонним контрактам, как ВИЭ? По идее да, закон не запрещает. В целом нам необходимо совместно с Минэнерго уже сейчас начать обсуждение этого вопроса. Пройдет пять-шесть лет, и он встанет остро», – резюмировала Айнур Соспанова.

По мнению председателя Совета директоров Ассоциации ВИЭ «Qazaq Green» Нурлана Капенова, будущее энергетического сектора Казахстана за корпоративными двусторонними контрактами.

«Сейчас тарифы выходят на справедливый уровень. Понимая это, бизнес начинает сам с технической стороны правильно структурировать процесс генерации энергии. Когда появляется справедливый тариф, компании сами выходят на балансирующий рынок, будут готовы платить справедливую цену. Если нужно, бизнес сам купит балансирующие мощности, установит накопитель энергии или какие-то другие инструменты применит. В любом случае совместно с системным оператором найдет решение из позиции win-win, которое будет выгодно и для KEGOC, и для покупателя электроэнергии, и для РФЦ, КОРЭМ и других стейкхолдеров», – считает Нурлан Капенов.

Кроме того, двусторонние контракты будут стимулировать развитие сопутствующего бизнеса, когда технологии накопления энергии станут более доступными и долгосрочными по жизненному циклу.


PPA – долгосрочный договор на поставку электроэнергии между производителем и потребителем электроэнергии. Договор, как правило, заключается на 10–15 лет с фиксированной договорной ценой на определенный объем выработки.

18.06.2024
Ford делает деньги из солнца: компания нашла способ закрыть товарные автомобили от палящего зноя и сэкономить
18.06.2024
Ветровая и солнечная энергии в Японии: что прогнозируют экономисты до 2060 года
18.06.2024
Как пыль из Сахары влияет на солнечную энергетику?
17.06.2024
Две компании победили в аукционе на строительство ВЭС на 100 МВт в области Абай
17.06.2024
Инвестиции в £300 млн: в Великобритании построят первое в мире хранилище энергии на сжиженном воздухе
17.06.2024
Установленная в 1992 году солнечная панель сохранила 79,5% своей первоначальной мощности
14.06.2024
Итог аукциона: в Костанайской области построят ВЭС мощностью 200 МВт
14.06.2024
Генерировать электричество из цемента? Ученые изобрели новый способ для снабжения дома электричеством
14.06.2024
«KEGOC» и «Eni» планируют подключить первую гибридную электростанцию в Мангистауской области к НЭС Казахстана
13.06.2024
Аукционные торги на строительство ВЭС стартовали с рекордным снижением цены в Казахстане
13.06.2024
«Малую» электроэнергию – на продажу
13.06.2024
В Китае установили первый в мире морской 18-МВт ветрогенератор — 260 м в диаметре
13.06.2024
Кыргызстан и IFC подписали соглашение о солнечных электростанциях
12.06.2024
Дом, где родился Томас Эдисон, теперь питается от солнечной энергии
12.06.2024
Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан создадут совместную компанию для строительства Камбаратинской ГЭС
12.06.2024
Рекордно низкая цена установлена по итогам аукциона на строительство малых ГЭС в Казахстане
12.06.2024
«Дочка» Samsung намерена реализовать проекты по ВИЭ и хранению энергии в Казахстане
11.06.2024
На 76% снижена цена на аукционе по отбору проектов на строительство малых ГЭС
11.06.2024
«Солнце, ветер, место и инвестиции»: Эксперты на Qazaq Green Fest рассказали о преимуществах Казахстана для развития зеленой энергетики
11.06.2024
Rystad Energy: Китай к концу 2025 года будет производить более 200 000 тонн в год зеленого водорода