Интервью

Интервью01.04.2021

Айгуль Соловьева:Новый Экологический кодекс вобрал в себя лучшие практики стран ОЭСР

Айгуль Соловьева:Новый Экологический кодекс вобрал в себя лучшие практики стран ОЭСР

Начало нового года ознаменовалось хорошей новостью для общественности нашей страны: Президент Казахстана подписал новый Экологический кодекс Республики Казахстан. О том, какие новшества внесены в документ, регулирующий вопросы экологической безопасности, какие цели и задачи ставит новый Кодекс, рассказывает в беседе с корреспондентом журнала Председатель Правления ОЮЛ «Ассоциация экологических организаций Казахстана» Айгуль Соловьева.

-     Айгуль Сагадибековна, Глава государства в начале года подписал Экологический кодекс РК, принятый Парламентом страны. Расскажи­те, пожалуйста, какие новшества предполагает данный документ и насколько он важен для нашей страны?

-     На взгляд общественности, занимающейся и ра­деющей за улучшение окружающей среды в стране, новый Экологический кодекс, который вступит в силу с 1 июля 2021 года, воспринимается как важ­ный и соответствующий потребностям наших людей. Особенно важно, что он вобрал в себя лучшие практики стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В первую очередь, хочу отметить усиление роли общественности, поскольку в кодифицированном акте определено ее участие в принятии государством решений. Таких, как оценка экологической эффективности принимаемых актов местными исполнительными органами, проведение государственной экологической экспертизы, получение промышленными предприятиями экологических разрешений после проведения ими ОВОС. Установлена обязанность обладателей экологической информации предоставлять экологическую ин­формацию. Стоит отметить, что в закрепление этих норм внесла свой вклад Ассоциация. Мы принимали участие в разработке концепции Экокодекса, а затем активно трудились в рабочих группах министерства и Мажилиса Парламента при обсуждении проекта редакции. Предложено ужесточить ответственность юридических, а также физических лиц в рамках административной и уголовной ответственности. Например, за вырубку деревьев размер админи­стративного штрафа увеличен в пять раз, и в случае повторного правонарушения штраф увеличивается до 1500 МРП, включая и вырубки на особо охраняе­мых природных территориях.

Кодексом предусматривается отказ от тотального экологического регулирования, и оно отменено для IV категории, а для объектов III категории предусмо­трено декларирование. Основной упор контроли­рующих органов будет сделан на крупные предпри­ятия I категории, и только для них предусмотрено обязательное экологическое страхование.

Внедрен принцип «загрязнитель платит», что обязы­вает исправлять нарушение. Нарушитель, по закону, должен будет осуществить компенсацию за ущерб, причиненный природе. Так, Экологический кодекс РК от 9 января 2007 года основывался на принципе «плати и загрязняй», что предполагало выдачу раз­решения на оплату эмиссий за загрязнения. Пред­приятия, которые намерены получить комплексное экологическое разрешение, с 2025 года, в соответствии с требованиями, должны перейти на принципы наилучших доступных техник, включа­ющих сокращение потребляемых ресурсов, повы­шение энергоэффективности, жесткий мониторинг осуществляемых эмиссий, использование мало­отходных, эффективных новых технологий, техно­логических решений, позволяющих максимально снизить воздействие на окружающую среду, и т. д.

За переход на принципы НДТ государство «возвра­щает» предприятию плату за снижение загрязнений в окружающую среду, а для осуществления эмиссий они будут получать комплексные экологические разрешения (КЭР). В их рамках будут не только опре­деляться нормативы эмиссий, но и прописываться меры сокращения выбросов в окружающую среду. В случае отказа от внедрения НДТ будет применена прогрессирующая ставка платы - в два, в четыре и в восемь раз. Крупные промышленные предпри­ятия должны соответствовать экологическим стан­дартам, принятым Правительством РК, что позволит на практике применять единые требования для всех отраслей Казахстана, в том числе для техно­логий, ввозимых в страну, хотя предыдущий кодекс регламентировал персональный подход, безучета воздействия отрасли на окружающую среду.

- В рамках разработки Экологического кодекса РК проделана большая работа Министерством экологии, экспертным сообществом, обще­ственностью по обсуждению его положений. Каковы дальнейшие шаги? Каков конечный результат реализации данного документа?

-Для реализации Кодекса потребуется разработ­ка нормативно-правовых актов, а их порядка 150. Ассоциация активно участвует в данном процессе. Принятый Кодекс предусматривает дополнитель­ные механизмы для полноценного воплощения в жизнь, поэтому необходимо объединение усилий всех заинтересованных сторон по достижению одной цели - сокращения воздействия на окружаю­щую среду.

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов, а также местные исполнительные орга­ны должны проводить работу по определению как страновых, так и региональных целевых показателей качества окружающей среды (ЦПКОС), что ранее не практиковалось. С учетом всей совокупности поставленных задач и их решения предполагается сокращение потребления природных ресурсов, применение чистых технологий и сокращение обра­зования отходов производства. Внедрение экологического менеджмента послужит надежным инстру­ментом повышения эффективности предприятия, сбережения энергоресурсов, снижения воздействия производств на растительный и животный мир. Согласно Кодексу, станет обязательной установка автоматизированных систем мониторинга и средозащитного оборудования, а также проведе­ние мероприятий по очистке земли, на которой рас­положен объект. Следует отметить, что в Казахстане принято множество законодательных актов, которые в определенной мере направлены на защиту окружа­ющей среды. К ним можно отнести Кодекс о недрах и недропользовании, Водный, Земельный, Предпри­нимательский кодексы, а также Закон РК «Об энер­госбережении и повышении энергоэффективности». Но все они действуют по отраслевому принципу.

-     В ходе обсуждения новой редакции Эколо­гического кодекса возникла полемика между экологическим сообществом и представи­телями традиционных отраслей экономики, металлургами, которые сегодня потребляют около половины электроэнергии на традици­онном топливе - угле. В чем состоит основное противоречие? Как удалось его преодолеть? Достигнут ли консенсус?

-     На мой взгляд, у руководителей крупного бизнеса общее понимание необходимости улучшения окру­жающей среды есть, поскольку их семьи и дети так же дышат загрязненным воздухом, вместе со всем населением употребляют воду, в которую сбрасы­ваются вредные вещества, и питаются продуктами, выращенными на деградирующей земле. Другое дело, когда вопрос стоит о затратах на модерниза­цию производства, присутствует некое лукавство со стороны бизнеса отом, что эти затраты огромны и неподъемны. Спор в основном шел о триллионных расчетах, произведенных промышленниками, кото­рые по их видению должны были вкладывать в НДТ. Однако после внятных разъяснений как со стороны экологической общественности, так и Министерства экологии, дебаты потихоньку стихли. Одним из обоснованных аргументов защитников природы стало то, что закрепленный подход является мировым трендом, и в случае отказа от пути по переходу на «зеленые» рельсы придется платить пограничные налоги при экспорте в ЕС.

Развитые страны в настоящее время обсуждают его размер и условия взимания, поскольку серьезно взялись за трансграничное регулирование по недопуску продукции с большим углеродным следом. И бизнесу просто надо делать выводы и честно ответить на главный вопрос, что лучше: модернизироваться и быть конкурентоспособным или платить из своей маржи и потерять динамику устойчивого развития? Отстаивать свои интересы без учета потребностей населения и не рассматри­вать вопрос комплексно - это вчерашний день. Ведь Кодекс радикально изменил подходы регулирова­ния. И мировое сообщество ужесточает требования к товарам, производимым с применением «грязных» технологий, а экологическая безопасность предпри­ятия делает его конкурентоспособным.

-     Что еще мы могли бы сделать в сфере эко­логической политики? Можем ли мы работать, как сказал Президент РК К.-Ж. Токаев, «на опе­режение», а не гасить пожары? Что для этого необходимо?

-     Сегодня экологическая политика стоит одним из первых пунктов на повестке дня во многих странах, которые являются торговыми и экономиче­скими партнерами Казахстана. Мы присоединились к Парижскому соглашению, разработали Экологи­ческий кодекс, развиваем ВИЭ, обозначили «озе­ленение» экономики одним из главных принципов новой экономической политики, решаем вопросы минимизации загрязнения воздуха крупных городов. Вместе с тем, когда наблюдаешь за международным опытом в этой сфере, складывается впечатление, что все-таки мы отстаем и каждый раз пытаемся догнать. Отмечу, что до принятия Кодекса в Казахстане не проводились расчеты по целевым показателям, мало уделялось внимания комплексному подходу с вов­лечением всех отраслевых ведомств. Новый Кодекс ставит задачи всем государственным органам.

В факторе на опережение огромную роль должны сыграть Концепция по переходу Казахстана к «зеленой» экономике и стандарты ISO 14001 (эко­менеджмент), а Экологический кодекс позволяет объединить все эти требования и стандарты.

К нововведениям в нем можно отнести и справоч­ник по наилучшим доступным технологиям, а также заключения, данные по ним, на основе которых будут выдаваться комплексные экологические раз­решения. Таким образом, все вышеизложенное будет гармонично подчинено одной цели: сокращению воздействия на окружающую среду, а внедрение «цир­кулярной» экономики ускорит достижение этой цели.

Экономика замкнутого цикла предусматривает совместное пользование продукцией и покупку услуг, а не товаров, в которой материалы используются несколько раз и рассчитаны на длительный срок службы. Все это время в Казахстане применялась линейная экономика: товары и до сих пор производятся из сырья и продаются в максимально возможных количествах, а в итоге выбрасываются. С принятием Кодекса дана возможность при изготовлении однородных товаров использовать материал повторно и по истечении срока службы либо на промежуточном этапе, что приведет к минимальному количеству отходов. В свою очередь, это позволит максимально использовать отходы в качестве сырья и классифицировать их по аналогии с Европейским союзом.

-  Президент РК К.-Ж. Токаев, выступая на саммите по климатическим амбициям, объявил, что Казахстан достигнет углеродной нейтральности к 2060 году. Что предполагает данная цель для нашей страны? Какие последствия или преобразования она повлечет для экономики? Не является ли она слишком амбициозной?

-              Достижение любых целей, в том числе амбициозных, должно быть прописано в стратегическом документе, и для его реализации необходим план действий. Как мне известно, Глава государства отметил, что Казахстан разработает долгосрочную стратегию развития, направленную на достижение цели, «снижение выбросов и декарбонизацию экономики». В данном направлении уже начата работа.

В подтверждение этих намерений хочу сделать акцент на то, что при разработке Экологического кодекса были инкорпорированы обязательства, определенные международными договорами в области охраны окружающей среды и подписанные Казахстаном. Парижскому соглашению в Кодексе уделено особенное внимание, поэтому предусмотрено сокращение не только вредных выбросов, но и парниковых газов, включая и меры по адаптации населения страны к изменению климата.

Большая надежда на то, что многое у нас в стране изменится и мы сможем от деклараций перейти к реальному улучшению ситуации, связана и с Указом Президента от 26 февраля №520. В нем четко определены Общенациональные приоритеты по трем направлениям до 2025 года, все они напрямую связаны с поднимаемым вопросом: «Благополучие граждан», «Качество институтов» и «Сильная экономика». С четко расшитыми 10 задачами «Справедливая социальная политика», «Новая модель государственного управления», «Активное развитие экономической и торговой дипломатии», «Справедливое и эффективное государство», «Построение диверсифицированной и инновационной экономики» ит.д.Вп.2 четко обозначены 18 целевых показателей достижимости с конкретными пятью антикоррупционными индикаторами.

-     На ваш взгляд, есть ли понимание у совре­менной молодежи, что через 30-40 лет они будут жить в совершенно другом мире, изме­нится ли поведенческий императив общества потребления? Или пока простые граждане далеки от этого?

-     Мир меняется. Прошедший год после объявления ВОЗ пандемии COVID-19, на наш взгляд, ускорил эти изменения. Мы наблюдаем «экологизацию» эконо­мик ведущих стран, введение экономических мер стимулирования, к примеру, таких, как «углеродный налог», политику углеродной нейтральности. Сегодня стало важно не только то, насколько энергоэффективен тот или иной электроприбор, но и с использованием каких ресурсов был произ­веден тот или иной товар. Мир входит в этап так на­зываемого 4-гоэнергетического перехода, который заключается в широком использовании возобновля­емых источников энергии и вытеснении ископаемых видов топлива.

Не думаю, что наша молодежь далека от этого, поскольку не только мы, но и другие страны прошли процесс осознания и прагматичных расчетов вплоть до конца 90-х годов ХХ века. С начала этого тысяче­летия развертывается политика экономического развития и обеспечения продолжительного экономического роста. В рамках последующих исследований только и стало очевидно, что подобный подход не решает проблем развития общества. В связи с чем было установлено, что скорее лишает его новых возможностей, обрекает на технологическую дегра­дацию и ведет к снижению качества жизни людей. ОЭСР, в которую входят экономически развитые страны, задумалась об альтернативных подходах к данной дилемме, а их результаты стали тому под­тверждением. На уровне эконометрических моделей и теории экономических циклов обнаружилась необходимость интеграции подходов к обеспечению экономического роста путем создания новых производственных потенциалов, роста инвестиций и потребления с природоохранной политикой. Осознание этого обстоятельства и послужило отправной точкой для разработки ОЭСР в последующие годы Стратегии «зеленого» роста и проработки ее параметрического и индикативного инстру­ментария, ставшей при нынешнем руководстве Организации разворотом в сторону прагматизма, ответственного и осознанного отношения к будущему человечества. Исследования показали, что для этого значительная часть разведанных запасов углеводородов никогда не должна быть извлечена и востребована в качестве топлива: из разведанных запасов угля - 80%; природного газа - 50%; нефти - 30%. Первой страной, объявившей о прекращении выдачи лицензий на разведку и освоение новых месторождений углеводородного сырья, стала Фран­ция. От всех стран требуется в самое короткое время выйти на пик выбросов ПГ и приступить к их абсолютному сокращению. При этом развитые страны должны незамедлительно принять меры, поскольку выбросы ПГ вызывают неблагоприятные для человека изменения климата, то есть наносят ему ущерб, значит, они имеют цену.

В настоящее время в нашей стране также существуют торговые биржи, в рамках законодательства Ас­социация проводит работу по развитию площадки по торговле квотами и углеродными единицами. Для Казахстана это очень важно, поскольку заявленная Касым-Жомартом Токаевым инициатива по посадке 2 млрд деревьев может тоже внести свой вклад в ры­нок, как поглощающая выбросы парниковых газов.

 На основе того, что существует понятие социальной стоимости выбросов, и она имеет количественную оценку от $37 за тонну СО2-экв., и прогнозируется, что к 2020 году она вырастет до $42, а к 2050 году - до $69 за тонну.

Очень важен вопрос по энергосбережению и внедрению мотивирующих подходов к развитию ВИА. Ведь как следствие снижение выбросов в атмосферу и низкоуглеродного содержания для нашей страны становятся первоочередными задачами.

У нас есть хорошие примеры инвестиций в энергоэффективность, возобновляемые источники энергии и сокращение загрязнения. Проект «Бурное Солар-2» - амбициозный солнечный парк - является положительным сигналом того, что частный интерес проявляется, несмотря на нынешнюю высокую зависимость от угля и нефти. Так, на 1 января 2017 года в стране действуют около 50 предприятий, использующих ВИЭ суммарной мощностью порядка 300 МВт, доля вырабатываемой электроэнергии за 2016 год составила 1%, но нам надо стремиться к большему.

Думаю, что мы осознаём и вызовы, которые препятствуют полноценному развитию ВИА. Это среда и инфраструктура, которые не стали ключевыми детерминантами национального развития и стартом для инноваций. В то же время всем известно, что более 70%электроэнергии вырабатывается на устаревшем оборудовании угольных электро- станций, а сама отрасль выбрасывает в атмосферу 80%углекислого газа. В настоящее время идет интенсивный процесс перевода ТЭЦ на газ и переход на «зеленые» технологии, и надеюсь, что ему придадут импульс после введения Экологического кодекса и других приоритетных программ, инициированных Президентом.

- Планируется ли на государственном уровне пропаганда среди широких слоев населения вопросов экологии? Как сделать так, чтобы отношение к природе наших граждан базировалось на принципах «не загрязняй», «убирай за собой», «сохрани для детей» и стало бы частью культуры нашего общества?

-Ассоциация экологических организаций Казахстана ведет работу по информированию студентов, учащихся школ, общественности, включая и коллективы промышленных предприятий, по разъяснению проблем изменения климата. Я выше уже обозначила, что Кодексом устанавливаются цели по предотвращению и уменьшению неблагоприятных последствий и ущерба вследствие изменения климата для здоровья человека, экологических систем, общества и экономики, снижения уязвимости к изменению климата, а также использования благоприятных возможностей, связанных с изменением климата. Нужно отметить, что Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК на протяжении года проводило обсуждение проекта Кодекса во всех регионах Казахстана.

Важно отметить, что пропаганда среди широких слоев населения вопросов охраны окружающей среды, безусловно, необходима, но хочется заметить, что нужно начинать с себя и с семьи, где растут дети...

- Спасибо за интервью!

 

 

02.12.2022
Эксперты СНГ одобрили проект концепции сотрудничества в сфере энергетики до 2035 года
02.12.2022
Турция завершила строительство пятой по величине в мире арочной плотины с ГЭС
01.12.2022
Айнур Соспанова: Страны Центральной Азии должны объединить свои усилия по освоению огромного потенциала ВИЭ в регионе
30.11.2022
Казахстан и Франция подписали спецсоглашение о сотрудничестве в сфере борьбы с глобальным потеплением
30.11.2022
Токаев провел встречи с главами крупных энергетических компаний во Франции
30.11.2022
ПРООН опубликовала сборник для потециальных инвесторов ВИЭ в Казахстане
29.11.2022
ВЭС мощностью 100 МВт построят в Улытауской области
29.11.2022
«Самрук-Қазына» вынес новые энергетические инвестпроекты на общественный контроль
28.11.2022
«Aspan Energo» построит ВЭС мощностью 50 МВт в Костанайской области
28.11.2022
Предельная цена не отражает реальную стоимость энергии. Гигамасштабный тендер по ВИЭ провалился в Испании
28.11.2022
Стены и крышу новой высотки покроют солнечными панелями в Австралии
26.11.2022
Итоги проведенных аукционных торгов с 19 по 24 ноября
25.11.2022
Google и Microsoft используют больше ВИЭ в дата-центрах
25.11.2022
Синдикат банков профинансирует перевод на газ Алматинской ТЭЦ-2
25.11.2022
Внесены дополнения к документации для аукционов по отбору проектов ВИЭ
24.11.2022
Две компании построят ВЭС общей мощностью 50 МВт в СКО
24.11.2022
«КазМунайГаз» купил «зеленые» сертификаты для снижения углеродного следа
24.11.2022
Masdar построит СЭС мощностью 100 МВт в Туркменистане
24.11.2022
Французская компания Voltalia построит в Узбекистане солнечно-ветряную электростанцию
24.11.2022
Ветровую электростанцию запустили в Жамбылской области