Международный опыт

Международный опыт01.06.2024

Развитие местного содержания для проектов ВИЭ: международный опыт

Тимур Шалабаев, исполнительный директор Ассоциации ВИЭ Qazaq Green

Вопрос развития местного содержания в рамках реализации промышленных и инфраструктурных проектов в Республике Казахстан является одним из наиболее актуальных. Решение данного вопроса направлено на поддержку отечественных производителей товаров, работ и услуг.

Глава государства на встрече с представителями бизнеса, состоявшейся 12 сентября 2023г. особое внимание уделил вопросу развития местного содержания, особенно отметив, что многие государства активно применяют меры по защите внутреннего рынка. Однако он отметил, что жесткие требования по местному содержанию должны касаться предприятий, который получают государственные заказы и при этом допустил, что импорт товаров возможен по тем позициям, производство которых в стране отсутствует.

Проблема развития местного содержания для сектора ВИЭ также неоднократно поднималась на различных уровнях в последние несколько лет. Так, Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев на совещании по развитию электроэнергетической отрасли и ВИЭ, состоявшемся 21 мая 2021г. поставил четкую задачу Правительству РК внести предложения по локализации производств компонентов и иных составляющих конструкций ВИЭ и энергетики в целом. Однако в целом, задача не была выполнена.

 Международный опыт по развитию местного содержания для сектора ВИЭ

Несмотря на амбициозные цели по развитию сектора ВИЭ исследователи отмечают, что требования по развитию местного содержания делают возобновляемые источники энергии более дорогими, чем необходимо, тем самым усугубляя, а не смягчая изменение климата[1].

В частности, отмечается, что требования по местному содержанию — правила, требующие от компаний использовать минимальный уровень отечественных товаров или услуг, поставляемых внутри страны — напрямую искажают торговлю и поощряют замещение импорта отечественными товарами, даже если отечественные товары хуже и дороже, чем иностранный импорт. Подобные торговые искажения препятствуют конкуренции и увеличивают общие затраты производителей электроэнергии в краткосрочной перспективе. К примеру, в период с 2014 по 2017 год требования к местному содержанию привели к увеличению стоимости солнечной фотоэлектрической энергии, вырабатываемой в проектах с местным содержанием в Индии на 6 процентов за киловатт-час по сравнению с аналогичными проектами, не подпадающими под такие же требования. В тот же период индийские солнечные панели оставались примерно на 14 процентов дороже, чем импортные панели[2].

Требования по местному содержанию также часто приводят к тому, что местные производители специализируются на относительно простых компонентах, такие как корпуса и подшипники, которые обычно могут использоваться в других производственных цепочках. Чрезмерная специализация на таких элементарных товарах подрывает эффективность и конкурентоспособность промышленности и препятствует инвестициям в новые технологии.

Требования по местному содержанию чаще всего вводятся в качестве предварительного условия для доступа к государственным программам, которые гарантируют производителям возобновляемой энергии цены выше рыночных, известные как программы фиксированных тарифов (feed-in tariff).

В частности, речь идет о программах фиксированных тарифов (feed-Іп tariff). Они также вводятся как часть квалификационных требований в государственных тендерах на возобновляемые источники энергии.

С 2014 года страны с высоким уровнем дохода все чаще включают требования по местному содержанию в процессы государственных тендеров по солнечной фотоэлектрической и ветровой энергетике.

Анализ политики местного содержания для сектора ВИЭ по 29 странам проведенный Петерсоновским институтом международной экономики показывает, что в основном требования по местному содержанию применялись в рамках программ фиксированных тарифов (feed-in tariff), либо в рамках участия в государственных тендерах.


    


Из проанализированных политик местного содержания, 16 были предварительными условиями для получения права на участие в программе фиксированных тарифов FiT и получения бонусов, девять были предварительными условиями для государственных тендеров по возобновляемым источникам энергии, три были предварительными условиями для доступа к государственному финансированию и еще три были предварительными условиями как для права на участие в программе фиксированных тарифов FiT, так и для государственных тендеров.

Вместе с тем, необходимо учитывать, что требования по местному содержанию в рамках открытых аукционных торгов являются менее распространенной практикой, так как влекут риски скрытого субсидирования для местного производства, что противоречит международным правилам торговли. В частности, попытки запустить такие аукционы в Индии в рамках Национальной солнечной миссии и в Канаде (Онтарио) привели к разбирательствам в рамках Всемирной торговой организации и в конечном итоге – закрытии таких аукционов.

Тем не менее ряд стран используют так или иначе требования по местному содержанию в рамках поддержки развития промышленности для сектора ВИЭ. Так, в Австралийской столичной территории предложение по местному содержанию каждым заявителем составило 20 процентов положительной оценки его предложения по солнечной энергии в 2014 году и 7,5 процента в 2020 году.

В Японии местное содержание включает в себя опыт взаимодействия с заинтересованными сторонами и влияние на занятость и производство на местном и национальном уровне и составило 40 баллов из 240 при оценке заявок на морскую ветроэнергетику в 2020 году.

На Тайване требования к подаче заявок особенно строгие. Для участия в аукционах морской ветроэнергетики 2022 года заявители должны взять на себя обязательство закупить на местном уровне 26 «ключевых компонентов», установленных Тайваньским бюро промышленного развития (IDB), как минимум на 60 процентов от предлагаемой мощности. Кроме того, чтобы стать квалифицированными участниками торгов, кандидаты должны набрать не менее 10 баллов за «элементы, добавляющие баллы». Это означает, что они должны либо закупить на местном уровне больше ключевых компонентов, чем требуется, либо закупить на местном уровне другие элементы, которые ИБР считает в качестве факторов, добавляющих баллы».

Германия также использует зеленые требования по местному содержанию, но более целенаправленно. Так, чтобы стимулировать распространение ветроэнергетики на юге Германии, Закон о возобновляемых источниках энергии 2021 года предусматривает, что 15 процентов успешных тендеров в период с 2021 по 2023 год должны быть присуждены электростанциям на юге Германии. В период с 2024 по 2028 год эта квота вырастет до 20 процентов.

До недавнего времени в Соединенных Штатах не было национальной политики по местному содержанию в области возобновляемых источников энергии. Ранее США ограничивали импорт посредством введения антидемпинговых и компенсационных пошлин (AD/CVD). Так, 7 декабря 2012 года Министерство торговли США посредством приказов AD/CVD ввело 30-процентные импортные пошлины на фотоэлектрические продукты из кристаллического кремния (CSPV) из Китая.

Тем не менее, некоторые штаты, которые пытались принять ​​политику местного содержания для ВИЭ отказались от нее как от слишком дорогостоящей. Калифорния и Вашингтон реализовали программы FiT в середине 2000-х годов, которые продолжаются и сегодня, но Массачусетс, Нью-Джерси и Огайо отказались от своих требования по местному содержанию для ВИЭ через три года или раньше.

Однако, Закон об инвестициях в инфраструктуру и создании рабочих мест (IIJA) на сумму 1,2 триллиона долларов США, подписанный президентом Байденом 15 ноября 2021 года, действительно включает основные требования к внутренним закупкам инфраструктурных материалов, выполняя обещание президента в 2020 году поддержать промышленность США посредством требований к местному содержанию.

Закон по существу запрещает использование федеральной финансовой помощи для инфраструктуры, если железо и сталь, промышленные изделия и строительные материалы, используемые в проекте, не производятся в Соединенных Штатах, хотя есть несколько исключений. Исключения включают: (1) когда использование отечественной продукции увеличивает общую стоимость проекта более чем на 25 процентов, (2) когда применение политики «покупай американское» будет несовместимо с общественными интересами и (3) когда железо, сталь, производимая продукция и строительные материалы, производимые в Соединенных Штатах, не находятся в разумных количествах или неудовлетворительного качества.

Согласно Закону для проектов солнечной и ветровой энергетики, начатых до 2025 года, льготные бонусные кредиты присуждаются, если 40 процентов ресурсов проекта получены из внутренних источников. Этот процент увеличится до 45 процентов в 2026 году и до 55 процентов в дальнейшем. Помимо этого, Администрация Байдена также заявила, что будет стремиться защитить отечественных производителей путем введения компенсационных или антидемпинговых пошлин на импортируемые возобновляемые источники энергии, если торговые партнеры будут использовать несправедливые субсидии или экспортировать продукцию по цене ниже себестоимости.

Таким образом, исследователи отмечают, что несмотря на все свои благие намерения, требования по местному содержанию для проектов ВИЭ имеют тенденцию повышать затраты, затруднять международную конкуренцию и увеличивать инвестиционный риск и неопределенность, препятствуя, а не поощряя местное производство. Если цель политики возобновляемой энергетики состоит в том, чтобы сделать солнечную фотоэлектрическую и ветровую энергию более доступной и широко используемой, требования к местному содержанию являются препятствием, а не решением[3].

Далее рассмотрим более подробно несколько страновых кейсов по продвижению политики местного содержания на примере России, Узбекистана, Бразилии и Индии.

 Опыт Российской Федерации по развитию местного содержания для сектора ВИЭ

Российская Федерация проводит промышленную политику по замещению импорта. В частности, цены на оптовом рынке электроэнергии и мощности генерирующих объектов, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии зависят от квалификации генерирующего объекта, которая в свою очередь зависит от степени локализации в РФ. Причем к участникам розничного рынка ВИЭ также предъявляются требования по локализации (кроме генерации за счет биомассы, биогаза).

Правила определения цены на мощность генерирующих объектов, функционирующих на основе ВИЭ утверждены постановлением Правительства РФ «О механизмах стимулирования использования ВИЭ на оптовом рынке электрической энергии и мощности» № 449 от 28 мая 2013 года (далее – ППРФ 449).

Данным постановлением (ППРФ 449) внесено понятие «степень локализации» в Правила квалификации генерирующего объекта, на основе использования ВИЭ, утвержденные постановлением Правительства РФ № 426 от 3 июня 2008 года (далее – ППРФ 426).

ППРФ 426 определяется, какие компоненты и операции и в каком размере вносят свой вклад в расчет степени локализации. Генерирующий объект и его компоненты (оборудование) должны быть произведены частично в России. Для создания экономических стимулов для развития на территории Российской Федерации производства основного и (или) вспомогательного генерирующего оборудования, применяемого при производстве электрической энергии с использованием возобновляемых источников энергии, устанавливаются целевые показатели степени локализации на территории Российской Федерации производства основного и (или) вспомогательного генерирующего оборудования, применяемого при производстве электрической энергии с использованием возобновляемых источников энергии. С 2016 года генерирующее оборудование солнечных электростанций на 70% должно быть российского производства. В отношении ветроэнергетических установок целевой показатель степени локализации равняется 55% в 2018 г. и 65% с 2019 года. Для малых гидроэлектростанций степень локализации установлена на уровне 65%. Их невыполнение грозит инвестору серьезным штрафом.

    

 

В целом необходимо отметить, что политика по развитию ВИЭ в РФ строится на принципах поддержки локального производства[4]:

‒      вовлечение инновационных наукоёмких технологий и решений в энергетическую сферу и развитие локального производства высоко­технологичного генерирующего и вспомогательно­го оборудования;

‒      трансфер инновационных технологий возобновляемой энер­гетики и создание компетенций в области проекти­рования, строительства и эксплуатации объектов генерации ВИЭ;

‒      налаживание эффектив­ного сотрудничества российской промышленности и науки с крупными международными промышленны­ми компаниями;

‒      экономические стимулы для изготовления на территории РФ основного и вспомогательного генерирующего оборудования, применяемого при производстве электрической энергии с использованием ВИЭ, легли в основу по­литики в сфере развития генерации на основе ВИЭ;

‒      в качестве стимула для развития отечественно­го производства в рамках программы поддержки предусмотрены целевые показатели степени лока­лизации оборудования, используемого при строительстве электростанций.

Таким образом, Концепция развития возобновляемых источников энергии в России в соответствии с ППРФ 449 акцентирует внимание на локальном производстве энергетических установок (генерирующих объектов). Степень локализации является решающей предпосылкой для обеспечения экономически привлекательной цены за поставляемую мощность, что является барьером для входа иностранных производителей в сектор ВИЭ РФ.

Требования по локализации производства основного и вспомогательного оборудования, используемого при строительстве генерирующих объектов на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), привели к созданию нового высокотехнологичного машиностроительного кластера по производству компонентов оборудования для солнечной и ветровой энергетики, мировой спрос на которые постоянно растет.

Основными производителями генерирующего оборудования для СЭС в России выступают: ГК «Хевел», «Солар Кремниевые технологии» и «ХЕЛИОС-Ре­сурс». Можно также выделить научно-производственные компании: «Телеком-СТВ» (Зеленоград), «Рязанский завод металлокерамических приборов» (Рязань), «Сатурн» (Краснодар), НПП «Квант» (Москва). Таким образом, в России было налажено производство фотоэлектрических модулей.

В ветроэнергетической отрасли доминируют три участника: Фонд развития ветроэнергетики (совместный инвестиционный фонд, созданный на паритетной основе ПАО «Фортум» и Группой «РОСНА­НО»), «НоваВинд» (входит в ГК «Росатом») и «Энел Россия». Каждая из указанных компаний реализует собственный подход к локализации оборудования, каждый инвестор выбрал технологического партнера (вендора) для реализации программы локализации. В стране было налажено производство гондол, лопастей и башен для ВЭС совместно с зарубежными компаниями Vestas и Siemens. Однако необходимо отметить, что ввиду начала войны в Украине эти компании заявили о закрытии производств в 2022г.

Также на территории России производство решений для МГЭС осуществляют следующие предприятия:

1) гидросиловое оборудование (единичной мощностью до 50 МВт): ПАО «Силовые машины» (также электротехническое оборудование для ГЭС/ГАЭС), АО «Тяжмаш» (включая дочернее предприятие ČKD Blansko Holding a.s.), АО «Уралгидромаш», ООО «Фойт Гидро», ООО «Русэлпром» (также электротехническое оборудование для ГЭС/ГАЭС);

2) гидрогенераторы (единичной мощностью до 50 МВт): ООО «Электротяжмаш-Привод», ПАО НПО «Элсиб» (также системы возбуждения гидрогенератора);

3) микрогидроэлектростанции (единичной мощно­стью от 0,01 до 5,6 МВт): МНТО «ИНСЭТ».

Достаточно жесткие требования по местному содержанию, политика импортозамещения, война в Украине и уход ряда производителей с рынка России являются ключевыми факторами низкого уровня развития ВИЭ в стране в целом. По состоянию на 1 января 2023 г., установленная мощность солнечных электростанций в России составила более 2,1 тыс. МВт, ветровых станций также 2,1 ГВт.

 Опыт Узбекистана по развитию местного содержания для сектора ВИЭ

Опыт Узбекистана по поддержке местного содержания для сектора ВИЭ значительно отличается от российского опыта. В стране не пошли по пути определения целевых показателей местного содержания. На сегодняшний день меры поддержки ВИЭ включают: налоговые преференции для производителей оборудования и «генераторов» электроэнергии ВИЭ, компенсация затрат на приобретение оборудования, субсидирование процентных ставок.

Так, к примеру, предусмотрено освобождение производителей установок ВИЭ от уплаты всех видов налогов сроком на пять лет с даты их государственной регистрации. Кроме этого, производителям энергии из ВИЭ и производителям установок ВИЭ предоставлено право создания локальных сетей (электрическую, тепловую и/или газовую) и заключения договоров с юридическими и физическими лицами на реализацию электрической, тепловой энергии и (или) биогаза, производимых из ВИЭ, поставляемых через локальную сеть[5].

В целях поддержки широкого использования возобновляемых источников энергии с 1 октября 2022 года физическим лицам предоставляется возможность приобретения установок солнечных и ветряных электростанций и солнечных водонагревательных устройств, произведенных в республике, с оплатой в рассрочку без процентов в течение 3 лет за счет средств Внебюджетного межотраслевого фонда энергосбережения при Министерстве энергетики. Также потребителям предоставляется возможность оплаты в рассрочку или вычета суммы компенсации из окончательной розничной цены при приобретении установок возобновляемых источников энергии напрямую у отечественных производственных предприятий, предприятий, оказывающих услуги доставки, установки и запуска, на отечественных объектах розничной торговли, в том числе посредством инструментов электронной коммерции[6].

Данные меры в короткие сроки позволили организовать производство оборудования и компонентов для сектора ВИЭ. К примеру, ООО "Procab" разработало производство специализированных кабелей для солнечных панелей. В данный момент компания является первым и единственным производителем кабелей в данной сфере. 

В Янгиюле Ташкентской области в 2023 году запущено производство солнечных панелей. Завод уже построен, сейчас на месте идут работы по наладке оборудования. В год компания Enter Solar Green Energy сможет выпускать оборудование на 200 МВт. Это 377,36 тыс. солнечных панелей. каждая выпускаемая на заводе панель будет рассчитана на 540–560 Вт. Предприятие будет функционировать круглосуточно.

Компания ООО «SUN-HIGHTECH» – один из крупнейших профессиональных производителей солнечных фотоэлектрических станций в Узбекистане. Компания разработала новую технологию производства солнечных модулей на основе гетероперехода HJT. Модули нового поколения сочетают преимущества тонкопленочной и кристаллической технологий. КПД ячейки составляет 23,5%, Мощность модуля составляет до 340 Вт.

Компания Alutex совместно с Proxima Energy запускает производство фасадных окон с интегрированными солнечными панелями. Фасадные окна с солнечными панелями — это иновационное решение, которое даёт возможность получать электроэнергию прямо из солнечного света. Такие окна могут быть установлены на фасад здания. Они могут использоваться как для коммерческих зданий, так и для жилых домов.

«Дочка» казахстанской фирмы «Ренерца» намерена инвестировать в проект свыше $34 млн. При участии компании Renerca (Free Volt) будут выпускаться до 40 тысяч комплектов фотоэлементов в год. Компания инвестирует в производство более $34 млн.

Предприятие ООО «MIR SOLAR» является ведущим производителем гелиосистем в Республике Узбекистан. Компания занимается производством фотоэлектрических станций для получения электрической энергии и гелиоустановок нагрева воды. В состав фотоэлектрических станций входят разработанные и изготовленные на предприятии солнечные панели, электронные блоки контроля и управления, которые по требованию заказчика комплектуются аккумуляторными батареями и наиболее экономичными системами внутреннего и уличного освещения на основе светодиодов высокой яркости.

Таким образом, налоговые преференции вкупе с программами субсидирования покупки отечественного оборудования позволили в короткие сроки запустить производство генерирующего и вспомогательного оборудования для сектора ВИЭ (фотоэлектрических модулей, гелиоколлекторов, солнечного кабеля и т.д.).

 Опыт Бразилии по поддержке местного содержания для сектора ВИЭ

В Бразилии местное содержание не является предварительным условием для участия в аукционах и не является критерием оценки заявок. Требования по местному содержанию необходимы для получения дешевого финансирования от национального банка развития BNDES в рамках своей программы Finem[7]. Финансирование банком осуществляется в бразильских реалах, что исключает высокие валютные риски, поскольку все соглашения о покупке электроэнергии номинированы в местной валюте.

В случае, если в проекте используется оборудование, произведенное не на территории Бразилии, такой проект не имеет права на получение кредита от BNDES, который предполагает процентные ставки вдвое меньше, чем предлагают коммерческие банки. BNDES предлагает льготное финансирование до 80% от общей стоимости проекта по процентной ставке 7–9% на срок до 20 лет. В период с 2004 по 2018 год на долю BNDES приходилось более 70% общего долгового финансирования проектов возобновляемой энергетики в Бразилии[8]. Таким образом, большая часть ветровых станций в стране была реализована при помощи данных требований и финансирования от BNDES.


    

 

Благодаря данным мерам поддержки в Бразилии была развита ветровая промышленность, специализирующаяся на менее технологически сложных компонентах, таких как лопасти, башни, подшипники и литье – поскольку их легче производить локально и транспортировать по всей стране. Таким образом, к 2016 году страна имела 8,7 ГВт мощностей производству лопастей, из которых доля отечественных компаний составляла 79%.

В конце 2016 г. на местные компании приходилось лишь 6% рынка производства гондол мощностью 1,6 ГВт, который был разделен между иностранными компаниями: Enercon (Германия), Vestas (Дания), GE (США), и Siemens Gamesa (ранее Испания, теперь Германия, после слияния в 2016 году).

Что касается поддержки развития солнечной энергетики, то необходимо отметить, что в целом сектор начиная с 2015г. испытывал трудности, связанные с поставками оборудования, высокими затратами на финансирование и неопределенностью по спросу на этот вид энергии в будущем. В частности, в 2015-2017гг. было снижение аукционов по СЭС в стране. В этой связи, исторически сложилось так, что неопределенность в отношении спроса на фотоэлектрическую энергию в Бразилии означала, что международные поставщики неохотно стремились инициировать производство в стране. Тем не менее. BNDES были разработаны требования по местному содержанию к проектам СЭС.

На текущий момент СЭС, планирующие получить финансирование у BNDES должны использовать ФЭМ, собранные в стране с использованием металлических рамок, произведенных в стране. Электронные компоненты и металлоконструкции должны быть также закуплены у местных производителей.

    


Необходимо отметить, что требования по местному содержанию для солнечной энергетики не оказали должного влияния на развитие рынка местного содержания из-за неопределенности по объемам аукционов по СЭС в 2015-2017гг. Несмотря на то, что Правительство подготовило новые аукционы по солнцу BNDES прогнозирует, что они не помогут сформировать местную индустрию производства для фотовольтаики.

 

Опыт Индии по развитию местного содержания для сектора ВИЭ

В Индии требования по местному содержанию и стремление сформировать отечественную обрабатывающую промышленность по ВИЭ была в центре Национальной Солнечной миссии. Эта инициатива была направлена ​​на обеспечение 20 ГВт подключенных к сети сетям солнечных парков в Индии к 2022 году, чтобы создать «благоприятные условия для развития производственных мощностей для солнечной энергетики и достичь установленной годовой производственной мощности к 2020 году мощности в размере 4–5 ГВт.

На I этапе программы (2010-12), правила местного содержания распространялись только на технологии кристаллического кремния, но на втором этапе (2013–2017 гг.) разработчики проектов для участия в аукционах «DCR» (domestic content requirement), проводимых в рамках Национальной солнечной миссии необходимо было использовать фотоэлектрические системы местного производства. Альтернативно, они смогли бы принять участие в категории «Открытый», где требования по местному содержанию не применялись, или в обоих типах аукционов путем подачи отдельных заявок.

Источник: Bazilian M, Cuming V. Kenyon T, Local content rules for renewables don’t always work, 2020

 

В 2016г. возник конфликт между США, поддержанной ВТО, и Индией о том, что требования по местному содержанию в рамках этапов I и II ломают международные правила торговли и представляют собой нечестную конкуренция по отношению к импортируемым ячейкам и модулям.

Правительству Индии были даны предписания ВТО убрать требования по местному содержанию из аукционов по ВИЭ. В течение последующих 2-х лет США неоднократно заявляли, что Индия не выполнила решение ВТО и просила введение ответных мер. В результате в декабре 2017г. были проведены последние аукционы с местным содержанием (DCR).

Вместе с тем отмечается, что даже в рамках аукционов победители предпочитали покупать тонкополеночные модули, т.к. они были дешевле и сопровождались дешевым финансированием. Также было сложно конкурировать с китайским импортом из-за низких цен.

В декабре 2018 года Министерство новых и возобновляемых источников энергии (МНРЭ) утвердило приказ о старте новой программы «Make in India» для государственных закупок в секторе чистой энергетики. Приказ распространяется на проекты возобновляемых источников энергии, предложенные федеральным правительством, министерствами и предприятиями квазигосударственного сектора» (компании, в которых федеральное правительство владело не менее 51% акций). Требуемая доля местного содержания должна варьироваться в зависимости от технологии: 100% солнечных модулей для электростанций, подключенных к сети и 70% для автономных/децентрализованных солнечных проектов.


Приказ Make in India реализовывался через CPSU программу, согласно показателям которой государственные организации должны провести аукционы на 12 ГВт до 2022г. Параллельно была запущена программа PM Kusum с бюджетом 5 млрд долларов США по инсталяции солнечных водяных насосов для фермеров. Одним из ее требований было использование локально произведенного оборудования.

Также была запущена национальная программа сертификации, требующая, чтобы любой производитель, желающий продавать турбины ВЭС в стране, должен иметь сертификат качества по своему оборудованию с местным сборочным подразделением и командой по эксплуатации и техническому обслуживанию (O&M). Это было сделано для сдерживания открытия китайскими компаниями производственных цехов в Индии.

После объявления о старте программы отечественные производители, такие как Adani Solar, уже заявили, что они намерены расширить мощности по производству ячеек и модулей. Разработчикам проектов ВИЭ без местного потенциала возможно, придется заключать сделки с местными поставщиками или строить собственные мощности. Ожидается, что некоторые китайские компании ускорят реализацию своих планов по производству модулей и ячеей в Индии. Например, Лонги Грин Энерджи объявила о планах построить завод по производству ячеек (500 МВт) и модулей (500 МВт)

До старта программы в стране уже было развито производство компонентов для ВЭС. Крупные отечественные и международные производители турбин имели производственные и сборочные линии в Индии и получали большинство деталей турбин от местных поставщиков, поскольку производственные затраты низкая, а транспортировка крупных деталей обходится дорого.

 

Заключение

Сегодня рынок аукционных торгов по отбору проектов ВИЭ привлекает частных отечественных и зарубежных инвесторов, процесс их внутренней закупочной деятельности является нерегулируемым со стороны государства. Каждый инвестор самостоятельно отдает предпочтение тому или иному производителю оборудования, исходя из основных показателей своей финансовой модели, т.к. на аукционах решающими факторами победы являются наименьшая цена и предложенный объем установленной мощности.




[1] Hogan M., Local content requirements threaten renewable energy uptake, Peterson Institute for International Economics, 2021


[2] Benedict Probst, Vasilios Anatolitis, Andreas Kontoleon, and Laura Diaz Anadon, "The Short-Term Costs of Local Content Requirements in the Indian Solar Auctions," Nature Energy 5 (November 2020): 842–50


[3] Hogan M., Local content requirements threaten renewable energy uptake, Peterson Institute for International Economics, 2021


[4] Распоряжение Правительства РФ «Об основных направлениях государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2035 года» от 08.01.2009г. № 1-р


[5] Закон Республики Узбекистан «Об использовании возобновляемых источников энергии», Постановление Президента Республики Узбекистан от 22.08.2019г. №ПП-4422


[6] Указ Президента РУ «О дополнительных мерах по внедрению энергосберегающих технологий и развитию ВИЭ малой мощности»


[7] Bazilian M, Cuming V. Kenyon T, Local content rules for renewables don’t always work, 2020


[8] Abdulrasheed Isah, Michael O. Dioha, Ramit Debnath, Magnus C. Abraham-Dukuma & Hemen Mark Butu, Financing renewable energy: policy insights from Brazil and Nigeria, 2023



15.07.2024
Покрасить стены и получать энергию: ученые создали новый вид солнечных батарей
15.07.2024
Доля ВИЭ в Азербайджане достигла 15%
15.07.2024
Открыта регистрация на аукцион по строительству маневренных генерирующих установок
12.07.2024
В Германии заработала крупнейшая солнечная электростанция Европы
12.07.2024
Новая технология фотоэлектрических модулей оптимизирована для городских условий
12.07.2024
IRENA: Для утроения объема ВИЭ к 2030 году требуется ежегодный рост как минимум на 16,4%
11.07.2024
Казахстану выгодно перейти от угля к ВИЭ
11.07.2024
Китайские ветровые и солнечные мощности почти в два раза превышают мировые: отчет
11.07.2024
Нефтегаз, ВИЭ и атомная энергия: В каких энергопроектах будут сотрудничать страны ШОС
10.07.2024
Германия меняет курс на пути к «зелёной» энергетике
09.07.2024
Узбекистан активно реформирует свой энергетический сектор
09.07.2024
Треугольные плавающие ветряки сделают морскую ветрогенерацию дешевле
09.07.2024
В Китае создали эффективный перовскитный солнечный элемент с долгим сроком службы
09.07.2024
В США разработали портативное солнечное зарядное устройство для подзарядки авто в любом месте
08.07.2024
Президент Казахстана подписал Закон «О теплоэнергетике»
08.07.2024
В Казахстане после затяжного спада выросли инвестиции в ВИЭ
05.07.2024
Крошечные сферы дают энергию даже от искусственного света
05.07.2024
Государственные железные дороги Дании намерены закупать солнечную энергию
05.07.2024
Китай вышел на первое место в мире по ключевым патентам в ветроэнергетике
04.07.2024
Ученые создали компактную установку для производства зеленого водорода