Международный опыт

Международный опыт23.12.2022

Корпоративные РРА-контракты: следующий шаг для органичного роста сектора ВИЭ

Ернар Билялов, директор ТОО «Central Asian Renewable Energy Resources»

В настоящее время Казахстан активно развивает сектор возобновляемых источников энергии. При этом важно отметить, что благодаря внедрению механизма фиксированного тарифа и созданию ТОО «Расчетно-финансовый центр по поддержке ВИЭ» Казахстан получил первые крупномасштабные проекты в своем портфеле. Следующим этапом развития отрасли стали разработка и внедрение нового инструмента - аукционных торгов по отбору проектов ВИЭ. Это способствовало тому, что страна получила новые инвестиционные проекты в сфере ВИЭ с рыночными тарифами и новыми инвесторами.

Каким же будет следующий шаг для развития отрасли ВИЭ?

Об этом в нашем интервью рассказал Ернар Биля- лов, партнер и директор подразделения по консал­тингу группы компаний CARER, консультант ПРООН в Казахстане.

Потенциально правильный ответ на этот вопрос - развитие корпоративных РРА-контрактов. В рамках проекта «Снижение рисков инвестирования в ВИЭ», реализуемого ПРООН в партнерстве с Министерством энергетики Республики Казахстан при финансовой поддержке Глобального экологического фонда, провели исследование, чтобы проанализировать возможности и преимущества механизма корпора­тивных РРА-контрактов с учетом мирового опыта в этой области.

МИРОВОЙ ОПЫТ

Согласно данным BloombergNEF, рост корпоративных РРА-контрактов набирает оборот и этот механизм становится популярным среди корпоративных поку­пателей. Так, в 2021 году объем подписанных корпора­тивных РРА-контрактов составил 31,1 ГВт (увеличение на 24% по сравнению с 2020 годом). Они подписаны 37 компаниями в 32 странах.

Северная и Южная Америка лидируют по корпо­ративным РРА с заявленной мощностью 20,3 ГВт, где Соединенные Штаты Америки внесли основной вклад в развитие с мощностью 17 ГВт. Следом за амери­канским рынком следуют страны Европы, Ближнего Востока и Африки с мощностью 8,7 ГВт.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона анон­сировали реализацию 2 ГВт, но при этом в регионе наблюдается внедрение новых законодательных инициатив по поддержке развития корпоративных РРА-контрактов. К примеру, в октябре 2021 года Юж­ная Корея представила новое законодательство по корпоративным РРА-контрактам.

Технологические IT-компании стали крупнейшими корпоративными покупателями экологически чистой энергии в 2021 году. Второй год подряд компания Amazon является крупнейшим покупателем чистой электроэнергии в мире, объявив о заключении 44 сде­лок РРА в девяти странах на общую мощность 6,2 ГВт. Это позволило увеличить общую мощность проектов ВИЭ на основе РРА-контрактов до 13,9 ГВт.

ОПЫТ ВНЕДРЕНИЯ АВСТРАЛИИ

Энергетический рынок Австралии в чем-то схож с рынком Казахстана, поэтому следует рассматривать опыт этой страны как пример. Австралия - одна из крупнейших стран в мире по доказанным запасам угля (8,57% мировых запасов), что позволило ей создать энергетическую систему, основанную на угольной генерации (66% электроэнергии в стране производится на угольных теплоэлектростанциях). При этом объем генерации электроэнергии от ВИЭ составляет 13% от общего производства электроэнергии (ветровые и солнечные электростанции).

В настоящее время энергетический сектор Австралии находится на стадии трансформации, где традиционная угольная генерация замещается возобновляемыми источниками электроэнергии. В ближайшие два десятилетия Австралия выведет из строя 16 ГВт тепловых электростанций на угле, при этом согласно прогнозу Австралийского энергетического регулятора Австралия введет в строй 26-50 ГВт крупных солнечных и ветровых электростанций.

Рынок ВИЭ и рынок корпоративных РРА-контрак- тов активно развивается благодаря созданной законодательной системе. Вее основе лежит программа Renewable Energy Target (RET), которая фокусируется на развитии крупных и малых ВИЭ в Австралии.

Ежегодно правительство Австралии определяет список игроков (в основном ритейлеры по продаже электроэнергии), которые обязаны покупать LGC и предоставлять по ним отчет. Одним из способов получения LGC является подписание корпоративного РРА-кон- тракта с производителем электроэнергии из ВИЭ.

LGC (Large-scale generation certificate, 1 LGC = 1 МВт) - это сертификаты, которые ежегодно обязаны покупать и сдавать ритейлеры, осуществляющие продажу электроэнергии от производителей конечным покупателям, а также другие организации, потребляющие электроэнергию

Одним из ярких примером использования 1LGC для развития корпоративных РРА-контрактов является компания Shell Energy. Shell Energy - крупный ритейлер на рынке Австралии, и главная роль компании заключается в поставке электроэнергии от производителя к покупателю.

В связи с внедрением LGC компания стала предлагать новые услуги своим клиентам, среди которых корпоративный РРА-контракт, при этом Shell Energy может играть разные роли в структуре корпоративного РРА-контракта. Так, в случае запроса со стороны корпоративного покупателя Shell Energy может построить новый объект ВИЭ в непосредственной близости от объектов покупателя. Также Shell Energy может сыграть роль ритейлера и вшить в действующий договор купли-продажи электроэнергии условия по предоставлению определенного объема электроэнергии из ВИЭ, причем в этом случае физически доставка электроэнергии не осуществляется. Самым популярным механизмом является так называемый оптовый РРА-контракт (виртуальный корпоративный РРА-контракт).

Принцип работы виртуального корпоративного РРА-контракта:

1.              Shell Energy в рамках контракта с покупателем электроэнергии в качестве ритейлера покупает и предоставляет электроэнергию из общей сети на основе оптовых цен, определенных на оптовом рынке.

2.              Производитель электроэнергии из источников ВИЭ (Renewable energy assets) продает электроэнергию в общую сеть на основе оптовых цен, определенных на оптовом рынке, подписывает корпоративный РРА-контракт с покупателем электроэнергии, получает фиксированный тариф от покупателя электроэнергии, выпускает и передает LGC покупателю электроэнергии.

3.              Покупатель электроэнергии платит Shell Energy за поставку электроэнергии из общей сети, платит объекту ВИЭ на основе фиксированного тарифа, получает LGC от объекта ВИЭ и может получать разницу между оптовым тарифом и фиксированным тарифом РРА-контракта от объекта ВИЭ в случае увеличения оптовых цен.

Виртуальные корпоративные РРА-контракгы становятся более распространенным механизмом для развития ВИЭ в Австралии, при этом государство позволяет бизнесу самому решать, какую схему выбрать, и не устанавливает каких-либо особых требований к форме РРА-контракта.

В целом можно выделить следующие основные драйверы развития корпоративных РРА-контрактов в Австралии:

1.              Развитие компаний с учетом целей устойчивого развития;

2.              Инструмент хеджирования от роста оптовых цен на электроэнергию для покупателей электроэнергии;

3.              Отсутствие требований на подключение, отсутствие капитальных затрат на строительство для покупателей, возможность покупки электроэнергии ВИЭ для каждого отдельного объекта покупателя (географическая гибкость);

4.              Получение LGC на постоянной основе с минимальными финансовыми затратами.


РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ КАЗАХСТАНА

Несмотря на то, что энергетический рынок Австралии имеет ряд схожих элементов с энергетическим рынком Казахстана, мы должны проработать схемы и механизмы для развития корпоративных РРА-контрактов. Согласно нашим предложениям, мы представили две основных схемы для органического роста корпоративных РРА-контрактов:

1. Прямой двусторонний корпоративный РРА-контракт

Прямой корпоративный РРА-контракт (двусторонний договор) позволит осуществлять реализацию проектов ВИЭ между двумя юридическими лицами, где одна сторона будет осуществлять строительство объекта ВИЭ и в последующем продавать электроэнергию, а вторая сторона будет являться покупателем электроэнергии (off-taker). При этом надо учитывать, что продавец и покупатель могут быть аффилированы и находиться в одной группе компаний.

Эта схема предполагает, что национальный oпeратор или региональные сетевые компании не мо­гут устанавливать дополнительные требования по балансированию электроэнергии, так как передача электроэнергии осуществляется через внутренние сети и не имеет негативного влияния на энергосистему Казахстана.

2. Виртуальный корпоративный РРА-кон­тракт через энергоснабжающие организации


В рамках этой схемы производитель электроэнергии (объект ВИЭ) не осуществляет физическую передачу электроэнергии покупателю.

Весь объем электроэнергии поступает в сети национального оператора или региональные сети. При этом ЭСО заключает контракт на покупку электроэнергии с объектом ВИЭ и заключает контракт на продажу электроэнергии с покупателем электроэнергии.

Важно отметить, что в настоящее время в Казахстане ЭСО имеют активную роль в передаче электроэнергии от производителей к покупателям, при этом электроэнергия покупается у действующих энергопроизводящих организаций, в том числе у крупных гидроэлектростанций.


Также эта схема может предусматривать выпуск сертификатов I-REC, которые подтверждают информацию о факте производства электроэнергии за счет альтернативного источника. Потребители электроэнергии могут использовать сертификаты для выполнения требований международных стандартов устойчивого развития GHGP, CDP, RE100, ISO, а также для реализации своих целей в области корпоративной социальной ответственности.

По нашему мнению, эти схемы и механизмы позволят создать условия, где частный бизнес сможет сам решать задачи по получению электроэнергии с минимальным вмешательством уполномоченных органов. Однако для этого требуется внесение изменений в действующее законодательство Республики Казахстан. В свою очередь, корпоративные РРА-контракты могут стать новым звеном не только для развития ВИЭ, но и для развития отрасли энергетики в целом.

03.02.2023
Узбекистан намерен запустить семь электростанций в 2023 году
03.02.2023
Испанская Iberdrola разработает плавучий солнечный проект мощностью 25 МВт во Франции
03.02.2023
Построить объекты ВИЭ дешевле, чем продолжать эксплуатировать угольные электростанции в США - исследование
02.02.2023
ЕАБР финансирует строительство ГЭС мощностью 100 МВт в Кыргызстане
02.02.2023
Европейская комиссия представила план развития «зеленой» промышленности
01.02.2023
В Казахстане утвердят пятилетний график аукционов ВИЭ с системами накопления энергии
01.02.2023
Место для размещения АЭС в Казахстане вынесут на общественное обсуждение в 2023 году
01.02.2023
В Казахстане в 2023 году введут 10 проектов ВИЭ мощностью 276 МВт – Минэнерго
01.02.2023
Самый большой самолет с водородным двигателем прошел испытания
01.02.2023
Ирак планирует постепенный переход на ВИЭ
31.01.2023
Возобновляемые источники энергии впервые опередили газ в ЕС
31.01.2023
В Германии разработали самочищающиеся покрытия для солнечных панелей
30.01.2023
BloombergNEF: Мировые инвестиции в технологии низкоуглеродной энергетики впервые превысили $1 трлн в 2022 году
30.01.2023
Завод по производству органических солнечных элементов откроют в Греции
27.01.2023
Узбекистан и Кыргызстан подписали инвестсоглашение о строительстве Камбаратинской ГЭС
27.01.2023
Чили начала строительство ВЭС на 105,6 МВт с системой хранения энергии
26.01.2023
Французская EDF предлагает реактор EPR-1200 для первой АЭС в Казахстане
26.01.2023
Как планируется развивать энергосистему Алматы
26.01.2023
Казахстан пригласил компании Ирана принять участие в аукционных торгах для реализации ВИЭ проектов
26.01.2023
В ЕЭК одобрены меры по развитию сотрудничества в сфере водородной энергетики